Способ боевых действий - защита
Больше умом, нежели силой

Живые трупы

Мы уже упоминали, что любая модификация привычной среды - неожиданное изменение световых условий, движение находящихся в поле зрения предметов, а особенно шорохи и покачивание листвы, ветвей, предоставляющих защиту, - это настолько сильное раздражение для животного, что оно, как правило, вызывает у него кратковременное оцепенение. Остолбенение, испуг - такая форма поведения не редкость в животном мире. Но известна и другая его форма, действующая как настоящее оружие, это когда животное от испуга притворяется мертвым. Ученые называют это состояние каталепсией, что соответствует мнимой смерти, а точнее, симуляции смерти.

Симуляция смерти - сложное состояние. Понимание и познание его затрудняется прежде всего тем, что различают многочисленные и весьма запутанные разновидности этого состояния. Среди них есть и такая, которая не только не способствует сохранению жизни животного, а как раз наоборот, подвергает ее опасности.

Мы говорили, что при виде неожиданно возникшей опасности многие животные становятся неподвижными, так сказать, притворяются мертвыми. Однако это неправильное выражение, могущее дать повод для недоразумений. Оно может воскресить такой предрассудок, будто ставшее неподвижным животное применяет хитрость, т. е. намеренно обманывает своего противника. Из этого вытекает и то заблуждение, что отдельные животные обладают чрезвычайным "присутствием духа". В действительности же не может быть и речи ни о хитрости, ни о намеренном введении противника в заблуждение, ни об особом "присутствии духа". Мы являемся свидетелями только того, как в случае опасности почти любое животное (даже самые кровожадные звери) на более или менее длительное время застывает. Неподвижность лишь тогда обеспечивает абсолютную защищенность, когда у животного имеются и прочие необходимые для спасения жизни качества.

В каталептическом состоянии животные остаются неподвижными совершенно не так, как их погибшие собратья, т. е. они не подражают мертвым, а лишь симулируют смерть и отпугивают тем, что они "мертвы". Однако представители многих видов так примитивно притворяются мертвыми, что тем самым становятся прямо-таки бросающимися в глаза. Особенно отличаются этим жуки карапузики. Часто появляющиеся на песчаных дорожках жужелицы по полминуты, а иногда и до двух минут остаются неподвижными, не втягивая ни лапок, ни усиков. Однако на светлом песке это выглядит плохой маскировкой, разве что не бывает заметно лишь их движений. Известным симулянтом является и божья коровка семиточечная: ее рекорд пребывания в неподвижности десять минут.

Нельзя путать с каталепсией временную неподвижность животных, на что они идут, когда хотят убить другого животного. Это неподвижность нападающего, и мы более подробно с этим познакомимся при разговоре о способах боевых действий при нападении.

Исследования последних лет показали, что в результате длительного или частого беспокойства насекомых они остаются неподвижными в течение все более короткого времени и, наконец, если привыкают к опасности, уже перестают реагировать на нее и не впадают в каталепсию. Эти эксперименты проливают свет на сущность этого необыкновенного явления в животном мире, так как из них явствует, что каталепсия - это рефлекторный процесс, и в сущности он может быть понятен как одна из форм обморока. Об этом говорит и поведение находящихся в каталептическом состоянии животных. Нередко они и не впадают в состояние полной неподвижности, но своими медленными, как бы болезненными движениями напоминают тяжелобольного животного. Например, божья коровка после длительной неподвижности не сразу уползает дальше, а как будто очнувшись после тяжелого обморока, сначала опробует передние ножки, затем пытается пошевелить остальными конечностями и только после продолжительной, зигзагообразной, шаткой пробежки пускается вперед.

Аналогичным образом защищается от нападающих и живущая в листве кустарников верблюдка. По первому сигналу опасности насекомое молниеносно перебирается на нижнюю поверхность листа, а затем в случае новой тревоги бросается на опавшую листву. Враги, как правило, там ее уже не преследуют, а если все же какой-нибудь из них ринется за ней, она не улетает, а впадает в каталепсию. Упавшее в обморок животное кто угодно может спокойно взять в руки. Если же нападение застает ее не на растениях, т. е. если она не может забиться под лист и броситься оттуда вниз, она не симулирует смерть, а взлетает и таким образом пытается спастись бегством.

Каталепсия - это явление, нередко дополняющее мимикрию. Среди животных, подражающих неподвижным предметам по цвету и форме, встречаются величайшие мастера симуляции смерти. Рефлекторно наступившая в результате испуга неподвижность делает неузнаваемым спрятавшегося на зеленом лугу кузнечика, если он зеленого цвета. Однако каталепсия, как уже было сказано, может означать опасность для неподвижно замершего на песке черного жучка.

У некоторых животных неподвижность вызывается более сложными рефлексами. Жук-навозник священный скарабей, например, лишь тогда симулирует смерть, когда не способен скрыться. Но если такая возможность представляется, он чаще всего, быстро убегая, стремится попасть в укрытие, сулящее безопасность. Известно, что преследуемая змеей ящерица тоже вначале пытается спастись с помощью быстрого бега, и только тогда останавливается и, неподвижная, отдает себя на произвол судьбы, когда шанса убежать уже нет.

Далеко не однозначна роль симуляции смерти в борьбе за существование. Хотя мы причисляем ее к оружию защиты, однако, как мы видели, она таит в себе и опасность. Отнесение каталепсии к оружию защиты правомерно лишь с той точки зрения, что в этом состоянии для животного может решаться вопрос жизни и смерти.