Птицы
Отряд Журавлеобразные

Даурский журавль

Даурский журавль. Даурия (Даурская земля) - это русское название Забайкалья и Западного Приамурья. В этих областях даурский журавль раньше встречался нередко, а сейчас это редкий вид, гнездящийся только в Южном Забайкалье, в Еврейской автономной области, в Хинганском заповеднике и его филиале у озера Ханка, у границ с Китаем. Основной ареал птицы - северо-восточные районы Монголии и Северный Китай, где, как полагают специалисты, сохранилось до 3000 особей. В наших же пределах даурских журавлей "капля в море", примерно 40 экземпляров. Мало кто даже из зоологов встречал в природе эту очень эффектную, оригинальную по окраске и изящную птицу. Но она не мала, ее рост до 140 сантиметров и масса до 7 килограммов. Оперение темно-серое со свинцовым отблеском, головка и задняя часть длинной "журавлиной" шеи белоснежные, голые щеки ярко-красные, в красных чулках и ноги. В неволе этих птиц считанные единицы. Например, в зоопарках СССР они содержатся только в Московском в количестве 3 экземпляров. Это целое пернатое состояние.

Даурский журавль

Впервые даурский журавль попал в столичный живой музей случайно в 1975 году. Случай был поучительный, и о нем следует рассказать.

Однажды, в 1972 году на территорию Хинганского заповедника пробрался все тот же пресловутый браконьер. Повстречался ему даурский журавль. Варвар вскинул ружье, и птица сникла. Но ей удалось все же укрыться в таежной чащобе. Найти и поймать подранка браконьер не смог. Погиб бы журавль, если бы на него не вышел при обходе своего участка сотрудник заповедника егерь Дегялев. Бережно взял он раненую птицу на руки и принес домой. Осмотрел. Перебит клюв и одно крыло висит, как тряпка. Есть, пить, летать журавль не мог. И все же выходил его добрый человек. Как за родным существом ухаживал. Выкармливал и выпаивал "с ложечки", промывал и перевязывал раны и поставил на ноги. Три года прожил журавль в поселке заповедника. Привык к людям, а люди к нему.

Птица свободно разгуливала по дорожкам поселка и усадьбам, была всеми любима. Только вот осенью грустил журавль, слыша позывные своих собратьев, пролетающих над поселком на зимовку. Подняться в небеса к ним калека не мог, крыло не действовало. Потом журавля подарили столичному зоопарку как великую редкость. Здесь заботливые ветеринарные врачи проявили изобретательность: подравняли птице половинки клюва, одна из которых была короче, отбита дробинками при выстреле. В результате птица начала самостоятельно брать корм. Но редчайшему экспонату нужен был опекун. Выбор пал на Ивана Прокофьевича Куприянова. Интересный человек. В 1931 году приехал он из деревни в столицу, поступив на работу в Московский зоопарк, - и вот уже более 50 лет (!) ежедневно (а нередко и еженощно) среди своих любимых пернатых. Ему и был доверен новосел.

И Иван Прокофьевич нашел к нему "ключ", подружились. Приходит утром на работу, а журавль уже начеку, ждет, и, как только завидит своего опекуна, машет здоровым крылом и трубит приветливо. Когда идет уборка вольера, где живет журавль, друзья и потанцуют вместе. Журавли в неволе вообще любят танцы с людьми, за ними ухаживающими, а в природе ритуальные танцы в брачный период - неотъемлемая часть "свадьбы".

К вечеру обстановка на журкином участке, когда кончается у И. Куприянова рабочий день, осложняется. "Ухожу домой, - рассказывает Иван Прокофьевич, - стоит моя пернатая подружка (самочкой оказалась птица) около сетки вольера и с тоской провожает меня. Вижу это, чувствую, и подчас самого грусть одолевает".