Возникновение и формирование эхолокации у животных

Что способствовало возникновению эхолокации?

Что же способствовало этому процессу? Для наземных позвоночных одним из главных факторов, несомненно, стало освоение пещерного царства.

Стрижи-салаганы - дневные насекомоядные птицы. Они охотятся за насекомыми исключительно с помощью зрения. Но некоторые виды этих птиц стали гнездиться в темных пещерах, может быть, под воздействием мощного антропогенного фактора: как мы уже отмечали, туземное население издавна собирало их съедобные гнезда. Гуахаро, а также крыланы-роузетусы - плодоядные животные; они вылетают на кормежку с наступлением сумерек, а дневку проводят также в подземельях. Для большинства же видов летучих мышей пещеры вообще стали родным домом, где они не только размножаются или отдыхают, но и переживают неблагоприятное время года, впадая в спячку.

Жизненная необходимость обитания в глубоких подземельях, обеспечившая животным в течение всего года постоянный режим температуры и влажности, а также нужда в надежном укрытии от разного рода врагов способствовали возникновению у них средств пространственной ориентации в условиях пещерного мира.

Таким образом, обстоятельства заставили ряд животных занять новую экологическую нишу и приспособиться к ней как можно лучше. Этот факт следует принять во внимание, чтобы не встать в тупик перед вопросом: почему другие ночные животные, например ближайшие родственники роузетусов - все другие крыланы, а также родственники гуахаро - все другие представители отряда козодоевых и родственники саланганы съедобной - все другие виды стрижей, не оказались в числе участников эксперимента природы по развитию эхолокации - несомненно очень удачного способа ориентации в темноте. Все они ограничились лишь совершенствованием зрения для ночного видения и некоторым обострением присущей всем позвоночным животным пассивной слуховой локации. По-видимому, для ночных полетов в условиях открытого наземного пространства этого вполне достаточно, но явно не хватает для беспрепятственного передвижения в абсолютной темноте подземелий.

О причинах появления эхолокации у зубатых китов, которые охотятся за рыбой в основном в дневное время, делать какие-либо заключения пока трудно, но следует иметь в виду по крайней мере два обстоятельства. Во-первых, при прохождении из воздушной сферы в водную дневной свет подвергается рассеиванию, в результате чего даже в самой прозрачной воде видимость ограничивается несколькими десятками метров. Тем более видимость сокращается в прибрежных зонах, особенно в местах впадения рек, которые как раз и являются излюбленными местами обитания объектов охоты, в частности для дельфинов. Из-за большого числа взвешенных илистых частиц в воде здесь видимость не превышает и нескольких сантиметров. Во-вторых, более быстрое распространение звука в воде и на большее расстояние, чем света, в случае использования животными этого фактора создает несомненное преимущество для поиска косяков рыб и других пищевых объектов, а также для своевременного обнаружения подводных препятствий. И кроме того, боковое расположение глаз на голове дельфина, не обеспечивающее животному хорошего обзора впереди лежащего пространства, с переходом к эхолокации перестает быть недостатком.

Итак, возникновение эхолокации у животных связано с необходимостью в определенных условиях заменить функцию зрения. Опыты с саланганами, роузетусами и гуахаро показали, что все они во время полета при достаточно хорошем освещении пользуются исключительно зрением, но всякий раз при уменьшении освещенности любое из этих животных начинает издавать локационные щелчки, и чем темнее становится в помещении, тем активнее работает его локатор. Аналогичная взаимосвязь действия зрительного и эхолокационного анализаторов существует, вероятно, и у примитивных семейств летучих мышей, таких, как щелеморды и ложные вампиры, которые вылетают из своих убежищ еще до захода солнца и охотятся за крупной добычей.