Влияние синтезированных звуков на поведение животных

Сигналы предупреждения об опасности мартышки-верветки

Несколько типов сигналов предупреждения об опасности использует мартышка-верветка. Родина этой мартышки - Африка, начиная от южных пределов Сахары до самого юга континента. Верветка является наиболее распространенным и лучше всего изученным видом рода мартышек. Эти зверьки образуют сообщества не с одним, как у большинства мартышек, а с несколькими взрослыми самцами, которые, как правило, не занимают ведущего положения в стаде. Иерархия в стаде этих мартышек может устанавливаться среди одних лишь самцов или одних лишь самок, а также среди подростков и детенышей. В некоторых случаях среди самцов есть свой вожак. Какой-нибудь взрослый самец обычно первым замечает опасность и подает сигнал, по которому стадо немедленно скрывается в лесу.

Верветка по-разному кричит при появлении леопарда, орла и питона. Рыскающий поблизости леопард вызывает у нее длинные серии коротких тональных криков. Низкие быстро следующие хрюканья верветки сообщают о появлении воздушного хищника, а высокий стрекот- о приближении приводящего ее в ужас питона. Каждый тип сигнала вызывает у этих обезьян различные реакции. Судя по всему, эти реакции формируются с учетом поведения каждого хищника. Если обезьяны находятся на земле, сигнал о приближении леопарда заставляет их взбираться на деревья. Леопард обычно нападает из засады, поэтому в кроне деревьев мартышки чувствуют себя в абсолютной безопасности. Услышав сигнал о появлении воздушного хищника, обезьяны, посмотрев вверх, убегают в густой кустарник. Нередко они даже не тратят времени на то, чтобы увидеть своего врага, а сразу исчезают в укрытии. Крики обезьяны, обнаружившей питона, заставляют других членов стайки внимательно осмотреться: не появилась ли поблизости эта огромная змея. Сведения о таких дифференцированных реакциях у верветки послужили поводом для предположения о том, что каждый тип сигнала тревоги полностью отражает характер опасности и ее причину. При этом звуковой сигнал является единственным эффективно используемым животными источником информации.

Для того чтобы проверить, могут ли эти сигналы тревоги сами по себе вызывать у обезьян строго соответствующие поведенческие реакции, в одном из национальных парков Кении были проведены чрезвычайно любопытные эксперименты. Нескольким группам особей верветки в отсутствие хищников давали прослушать магнитофонные записи их собственных сигналов тревоги, причем динамики были тщательно замаскированы. В течение дня животным предъявляли не более одной записи каждого типа тревожных криков. Более того, если возникала ситуация, при которой сигналы тревоги подавали сами животные, то магнитофонные записи проигрывали не ранее, чем через четверть часа после этого. Порядок предъявления разных типов предупреждающих криков и положение динамика относительно исследуемой группы обезьян систематически меняли.

Воспроизведение записей сигналов тревоги вызвало у животных два вида реакции. В первом случае все взрослые самцы и самки, а также детеныши в первые десять секунд после начала проигрывания предупреждающих криков поворачивались в их сторону. Затем следовала вторая реакция - зверьки внимательно осматривались. Все их поведение говорило о том, что они пытаются получить дополнительную информацию. Тем не менее каждый воспроизведенный тип сигнала вызывал у них особую, специфическую для каждой ситуации реакцию. В том случае, когда обезьяны разгуливали по земле, проигранные записи сигналов "леопард" заставляли их взбираться на деревья. Сигнал "орел" приводил к тому, что все они прятались в укрытиях или искали хищника в небе, а "змеиная тревога" обычно заставляла их смотреть вниз. Следовательно, в эксперименте обезьяны реагировали на сигналы тревоги точно так же, как и в естественных ситуациях.

Предъявление животным в естественных условиях записей их собственных коммуникационных сигналов наряду с синтезированными моделями, вызывающими у этих животных безусловные реакции, по-видимому, является наиболее интересной работой. Однако осуществить ее очень трудно. Во-первых, не всегда есть уверенность в том, что животные в нужный момент окажутся в радиусе действия динамика, издающего сигнал. Перестановка же аппаратуры и ее маскировка отрицательно сказываются на поведении диких зверей и в конечном счете на результатах опыта. Эти манипуляции пугают животных, и длительное время приходится ожидать, пока они успокоятся. Это одна из причин того, что проведение экспериментов с верветками потребовало столь длительного времени - более одного года.

Чуть меньше проблем возникает во время работы с содержащимися в неволе животными. По крайней мере в этом случае можно исключить ряд посторонних, отвлекающих раздражителей, а также создать хорошие акустические условия для предъявления сигналов животным. Наиболее удобными для проведения экспериментов в лаборатории являются сигналы дискомфорта детенышей. У многих видов животных они вызывают целый комплекс поведенческих реакций, обусловленных заботой о потомстве.