Звуковая коммуникация у животных

Одновременность континуальности и дискретности звуковых сигналов зверей

Что же мы понимаем под одновременностью континуальности и дискретностью звуковых сигналов зверей? Перед тем как объяснить эту позицию, скажем, что, и по нашим представлениям, животные, издавая звуки, обычно не ставят перед собой задачу использовать их в качестве средства общения с другой особью. Однако перенос информации от одного животного к другому все-таки существует, но в этом процессе еще более активная роль, чем у животного-отправителя, принадлежит животному-получателю. Животное-получатель, отвлекаясь от ряда деталей в физической структуре звукового сигнала, прежде всего соотносит его с одним из классов звуков, из которых, по его представлению, вообще складывается окружающая среда. Заметим, что одновременно он определяет и направление на источник звука, тем самым получая информацию о месте положения издавшего звук животного. И лишь затем животное-получатель проводит более подробную обработку звука, в результате которой оценивает индивидуальные особенности животного-отправителя и уровень его возбуждения.

Такая стратегия звуковой связи у животных является следствием взаимодействия феноменов категориальности и непрерывности восприятия акустической информации, которые мы рассмотрим в заключительном разделе этой книги. Здесь же лишь отметим, что категориальность - свойство слуховой системы человека и животных разделять континуум звуков на ряд имеющих четкие границы классов, а непрерывность - свойство слуха следить за изменениями физических параметров звуков, лежащих в пределах одного класса. Для животного-получателя звуковые сигналы, издаваемые животным-отправителем, и дискретны и континуальны.

Следует специально отметить, что дискретность и континуальность звуковых сигналов присуща животным не только в случае их восприятия, но и в случае издавания. Проведенный нами статистический анализ физических параметров звуков, производимых разными видами млекопитающих, выявил существование определенных, подчас строго разграниченных, то есть дискретных, структурных типов сигналов, границы между которыми соответствуют границам классов, выделяемых животным-получателем. При этом каждый такой структурный тип сигналов состоит из континуума звуков. В качестве примера можно привести писки оказавшихся вне гнезда детенышей. С одной стороны, они по многим физическим параметрам резко отличаются от прочих внутривидовых звуковых сигналов животных, а с другой - характеризуются значительным разнообразием своих физических свойств. Однако все они воспринимаются самкой как призыв детеныша о помощи.

По нашим представлениям, у млекопитающих многие структурные типы звуковых сигналов соответствуют определенной для каждого из них главенствующей мотивации животного-отправителя. Возвращаясь к примеру с писками детеныша, скажем, что все они являются отражением одного и того же состояния животного - состояния дискомфорта. В качестве еще одного примера, демонстрирующего связь между типом сигнала и главенствующей мотивацией животного, можно рассмотреть разнообразные свисты суслика. Структурно они образуют отдельную категорию звуков, издаваемых животным в различных ситуациях: в момент обнаружения им хищника, при агрессивных действиях партнера, в случае попадания зверька в незнакомую обстановку. Легко заметить, что во всех ситуациях, при которых суслик свистит, он испытывает одно и то же чувство - страх, тревогу перед лицом реальной или мнимой опасности. Благодаря тому, что у издающего свисты суслика всегда одна и та же главенствующая мотивация - страх, все формы свистов можно назвать сигналом тревоги, однако часто их называют и по-другому - сигналом предупреждения об опасности. Это, строго говоря, не одно и то же, так как в последнем случае подразумевается намеренность передачи информации и однозначность функции сигнала. Заметим, что в действительности сигналы тревоги сусликов полифункциональны. В отличие от них уже упомянутые нами писки дискомфорта, издаваемые оказавшимися вне гнезда детенышами, имеют одну функцию и по праву могут называться призывными сигналами.

Имея в виду вопрос о смысловой нагрузке звуковых сигналов у животных, мы считаем, что все эти сигналы участвуют в передаче информации как минимум в качестве элементарных структурных единиц сообщения. В некоторых случаях они могут выполнять и более ответственные коммуникативные функции, то есть являться носителями конкретной информации. Исходя из этого при описании звуков, издаваемых различными представителями млекопитающих, мы используем терминологию, заимствованную как у структурной, так и у функциональной классификации звуковых сигналов животных.

В заключение отметим, что, говоря о коммуникации у животных, нельзя ее рассматривать как взаимодействие лишь двух особей. Например, Л. А. Фирсовым и В. Ю. Плотниковым было показано, что у обезьян общение в их сообществе есть взаимодействие в эволюционно сложившейся системе отношений между особями, которая отражена в иерархической структуре их сообщества. При этом каждому индивидууму приходится использовать информацию, поступающую чаще всего не от отдельной особи, а от группы животных, каждый член которой имеет свои, только ему присущие особенности коммуникативной активности.