Ежи

Способность ежей воспринимать звуковые сигналы

Первая оценка слуха ежей при использовании тональных звуков была осуществлена в 1936 году американским исследователем X. Тчэнгом. В задачу его опыта входило изучение способности ежей воспринимать сигналы, высоту которых экспериментатор произвольно менял в широком диапазоне как звуковых, так и ультразвуковых частот. Критерием того, что подопытное животное слышит, считалось изменение его поведения в момент подачи звука или утразвука. Оказалось, что все сигналы частотой менее 84 килогерц вызывают у ежей вздрагивание игл в области шеи. Низкочастотные звуковые сигналы, а именно менее 7,6 килогерца, не сопровождаются такой реакцией.

Спустя тридцать лет повторил эти эксперименты австрийский исследователь В. Подушка на более высоком техническом уровне, используя электронную аппаратуру. В противоположность Тчэнгу, ему не удалось обнаружить у ежей заметных реакций на ультразвуки. Чтобы вообще проверить наличие у ежей ультразвуковой чувствительности, зверькам кроме ультразвуковых раздражителей попробовали предъявлять различные сложные звуки. На удары металла о стекло, хлопки в ладоши, щелчки пальцами, звон связки ключей, тихие свисты или писки, издаваемые экспериментатором, ежи реагировали довольно бурно. Однако если животным давали прослушать запись этих же звуков, но предварительно лишенных ультразвуковых компонентов, то они их не замечали. Поэтому экспериментатором был сделан вывод, что для ежей первостепенное значение в звуковом сигнале имеет его ультразвуковая часть. Однако результаты этих опытов можно трактовать и по-иному. Дело в том, что в опытах Подушка не гарантировал отсутствие воздействия на ежей вместе со звуковыми еще и других раздражителей, поэтому зверьков могли пугать не только звуки, издаваемые экспериментатором, но и его движения и запах. При проигрывании же магнитофонных записей исключалось воздействие на животных не только ультразвуков, но и присутствия самого экспериментатора.

В дальнейшем использование в опытах электрофизиологической методики показало, что слуховая система обыкновенного ежа реагирует на раздражители, характеризующиеся главным образом звуковым диапазоном частот: от 0,8 до 25 килогерц, а область наилучшей чувствительности соответствует 4-9 килогерцам, то есть частотам писка детенышей. Немногочисленные сигналы взрослых животных, издаваемые при непосредственном контакте друг с другом, соответствуют области менее чувствительного слуха.

Интересно, что у ушастого ежа, обитающего в открытых ландшафтах, слух более восприимчив к ультразвуку. Ушастый еж хорошо слышит звуки частотой по крайней мере до 45 килогерц, хотя и у него максимальная чувствительность слуха приходится на среднюю часть звукового диапазона. Но следует отметить, что изучение слуха ушастого ежа было проведено с использованием другой, а именно условнорефлекторной методики, что могло явиться причиной различий выявленных значений верхнего частотного предела восприятия звуков двумя видами ежей.

Однако разницу результатов опытов с обыкновенным ежом и с ушастым, по-видимому, можно объяснять не только методическими причинами, но и особенностями биологии этих видов. Ушастый еж значительно больше, чем обыкновенный, охотится на насекомых, которые, как известно, издают звуки, захватывающие не только звуковой, но и ультразвуковой диапазоны частот. Следовательно, для ушастого ежа способность воспринимать ультразвуковые сигналы является весьма полезным свойством, облегчающим поиск добычи. Особенно большие ушные раковины помогают ему лучше улавливать быстро затухающие высокочастотные компоненты звуков насекомых.

Область слышимости у обыкновенного и ушастого ежей
17. Область слышимости у обыкновенного и ушастого ежей. Оба вида ежей лучше всего слышат звуки частотой 6-8 килогерц. Однако слуховая система обыкновенного ежа приспособлена к восприятию сигналов, лежащих главным образом в звуковом, то есть слышимом нами, диапазоне частот, а у ушастого ежа - еще и в ультразвуковом. Относительно большое различие приведенных на рисунке данных о чувствительности слуха двух близких видов насекомоядных объясняется тем, что исследование слуха обыкновенного ежа было проведено с использованием электрофизиологической методики, а ушастого - условнорефлекторной поведенческой методики.

Уже давно физиологами было доказано, что у ежей условный рефлекс на звуковые раздражители вырабатывается значительно быстрее, чем на свет. Этот факт безусловно свидетельствует о первостепенном значении слуха в жизни ежей. Наблюдения за содержащимся в манеже обыкновенным ежом показали, что, охотясь за лягушкой или полевкой, он часто делает короткие остановки. Прекращение движения полевки или лягушки вызывает остановку ежа. Поведение ежа в этот момент показывает, что он прислушивается к звукам, сопровождающим движения жертвы. Остановясь, еж, кроме того, старательно принюхивается и, если жертва окажется на расстоянии не более 20 сантиметров, совершает бросок. При больших расстояниях еж чаще всего ожидает, когда жертва побежит снова. Такая стратегия во время охоты характерна для ежа как днем, так и ночью, то есть и при очень малой освещенности. Эти простые наблюдения показывают, что еж обнаруживает жертву в первую очередь по звукам, сопутствующим ее движениям, а затем уже и по запаху.

Чтобы проверить этот вывод, при сумеречном освещении ежу давали прослушать звуки, имитирующие звуки движущейся жертвы. Для этого экспериментатор брал длинный и тонкий стержень, по цвету практически не отличающийся от общего фона манежа. Концом стрежня он слегка ударял по сухой подстилке, постепенно удаляясь от ежа и стараясь воспроизвести таким образом звуки, напоминающие шум и шорох лягушек и полевок. В случае удачной имитации еж сразу бросался к источнику звука, преследуя его и демонстрируя те же приемы, что и при охоте за настоящей добычей. В этом же опыте было замечено, что шорохи и шумы, отличающиеся по ритмической структуре от звуков, сопутствующих движениям натуральных объектов охоты, пугали ежа. Таким образом, было подтверждено, что еж действительно охотится "на слух". При этом он реагирует лишь на те звуки, которые по ритму близки к звукам убегающей добычи.