Крысы и мыши

Физическая структура и функции сигналов

Описанные выше звуки охватывают большую часть звукового репертуара взрослых крыс. По мнению Уоттса, многие звуки, издаваемые этими животными, не являются дискретными, приуроченными к строго определенным поведенческим ситуациям сигналами, а образуют непрерывный ряд сменяющих друг друга звуков, физические характеристики которых зависят от уровня возбуждения кричащего зверька. Была предложено различать три типа таких сигналов: первый состоит из визгов, второй - из кашлеподобного звука, шипения и стрекота зубами, третий - из ультразвуковых свистов. Действительно, визги можно рассматривать как континуум, так как между хриплым и тональным визгом существует ряд промежуточных форм. Кроме того, выяснено, что при повышении агрессивности крыс в издаваемых ими визгах происходят однонаправленные изменения физических характеристик.

Что касается других звуков - кашля, шипения, стрекота, а также ультразвуковых свистов, то труднее определить, в какой мере каждый из них дискретен или образует часть континуума. Несмотря на то, что по физическим характеристикам эти звуки крыс легко различаются, привязать их к определенным ситуациям также довольно трудно, В связи с тем, что большинство однотипных звуков крыс можно услышать в весьма различных ситуациях, трудно выявить и их узкое функциональное значение. По всей видимости, они полифункциональны и воспринимаются животным так, как требует того обстановка.

Попробуем все же проследить связь между физической структурой и функцией некоторых сигналов. Наибольшее внимание исследователей привлекает продолжительный ультразвуковой свист крыс, известный под названиями "22-килогерцевый крик" (22 KHZ call), "постэякуляторная песня" или "длинный импульс". Интерес к этому сигналу был вызван тем, что первоначально он был зарегистрирован лишь у подчиненных особей, поэтому ему была приписана функция снятия агрессивности. В дальнейшем же оказалось, что крысы издают этот сигнал и в других ситуациях. Он зарегистрирован у подчиненного животного после прекращения агрессивных стычек, у самки после того, как из гнезда были извлечены ее детеныши, у самцов сразу после копуляции. Отмечается и спонтанное возникновение у крыс этого звука, например, после пробуждения.

Рассматривая жизненные ситуации, в которых животные издавали продолжительный ультразвуковой свист, одни исследователи пришли к выводу, что такой свист относится к сигналам, предписывающим животному-получателю избегание. Другие же высказывают мнение, что этот звук снимает агрессию господствующего животного, позволяя находиться возле него подчиненному партнеру, так как при этом звуке исключается нападение. Ряд авторов видят функцию таких ультразвуков в стимулировании полового поведения самок. Но существует мнение, что эти сигналы лишь облегчают процесс установления контактов между самками и самцами, не влияя непосредственно на половое поведение. И наконец, выдвигается принципиально иное предположение: функция ультразвуков у крыс скорее эмоциональная, чем коммуникативная.

Ультразвуковые свисты издают не только крысы, но и другие виды мышевидных грызунов и в том числе мыши. Так, например, самец домовой мыши во время садки издает продолжительную, до 7 секунд, серию из 3-25 ультразвуковых импульсов. Частота таких ультразвуков составляет 30-112 килогерц. Импульсы в начале серии обычно короче импульсов в ее середине. В опытах, проведенных Г. Д. Саль, было обнаружено, что такие ультразвуковые сигналы издают только самцы, причем чаще всего в тех ситуациях, которые соответствуют наиболее высокому уровню половой активности самца. Кроме того, было показано, что после излучения ультразвуковых свистов уменьшается агрессивность мышей.

Ультразвуковые свисты сопровождают агрессивное поведение далеко не у всех видов мышей. Наличие таких сигналов во время конфликтных ситуаций, возможно, связано с уровнем социальной организации того или иного вида животных. Во всяком случае известно, что виды, живущие колониями или допускающие некоторую совместимость особей, издают во время драки чистые ультразвуки. У зверьков, ведущих уединенный образ жизни, чистые ультразвуки во время агрессивного поведения обнаружены не были, хотя были типичны для периода спаривания.

Чрезвычайно важным и интересным вопросом является выяснение степени значимости ультразвуковых сигналов взрослых крыс в их системе общения. Недавно рядом исследователей экспериментально была доказана гормональная регуляция элементов полового поведения грызунов, включая их ультразвуковые свисты. Однако в опыте, подавая животным ультразвуковые сигналы, так сказать, в чистом виде, не удалось вызвать у них какой-либо определенной реакции. Например, одним только сигналом "22-килогерцевый крик" в отсутствие кричащего и находящегося в позе подчинения животного не удавалось нейтрализовать агрессивное поведение господствующей особи. Этот факт позволил предположить, что изменение поведения животного зависит от особенностей его физиологического состояния, то есть уровня возбуждения, больше, чем от особенностей физической характеристики принятого им звукового сигнала.

Из сказанного очевидно, что вопрос о функциональном значении ультразвуковых сигналов у насекомоядных животных и у грызунов еще далек от своего окончательного решения и его разработка требует объединенных усилий специалистов различного профиля. Именно поэтому в 1979 году в США был организован и проведен симпозиум, специально посвященный изучению ультразвуковой коммуникации животных. Мы считаем, однако, что концентрация усилий исследователей на изучении только ультразвуковых сигналов, то есть лишь на части звукового репертуара животных, по-видимому, не может быть особенно плодотворной, так как в основе коммуникации животных часто лежит взаимодействие ряда различных сигналов.