Дневные животные открытых пространств

Наземные беличьи

Эти грызуны являются представителями обширного семейства беличьих. На территории нашей страны обитает двенадцать видов, входящих в род сусликов, и шесть видов рода сурков. В основном все они - дневные животные, но наиболее активные утром и вечером. Остальное время они проводят в норах, которые выкапывают чаще всего по-соседству друг с другом. Колониальность их особенно хорошо выражена в тех местностях, где удобные для обитания участки сравнительно невелики.

Дистантная звуковая сигнализация

Сусликов и сурков можно назвать дозорными открытых пространств - пустынь, степей, лугов и даже тундры. Суслики, например, взобравшись на какое-либо возвышение, пристально смотрят вдаль - не подкрадывается ли хищный зверь, не парит ли в небе пернатый враг. При малейшей опасности зверек тут же оповещает криком других членов колонии. Использование звуковых сигналов, позволяющих на большое расстояние передавать информацию о приближающейся опасности, является одной из особенностей этих животных. Следует отметить, что сходное поведение свойственно и другим колониально живущим мелким млекопитающим: песчанкам, пищухам и даже одному виду полевок - полевке Брандта. Кричит обычно первое заметившее врага животное. Если суслик находится недалеко от норы или какого-либо другого укрытия, он, вытянувшись столбиком, довольно долго и спокойно стоит на задних лапках, свистит и внимательно следит за хищником. В том случае, если опасность застигла его далеко от укрытия, он стремительно бросается к ближайшей норе, уже на бегу подавая звуковой сигнал. Услышав предупреждающий крик, соседи настораживаются, оглядываются по сторонам; и в некоторых случаях скрываются в норе. По мнению зоологов, самое сильное действие эти предупреждающие сигналы оказывают на молодых зверьков.

Описанное выше поведение сусликов можно считать типичным. Мы, например, наблюдали его у желтых сусликов, заселяющих пустынные районы Западной Туркмении.

Однако наши совместные с А. М. Коробковой полевые наблюдения на маленьком острове Барса-Кельмес в Аральском море над представителями местной, островной, популяции этого же вида показали, что поведение зверьков может быть и несколько иным. Здесь первый заметивший опасность суслик, издавая сигнал тревоги, никогда не поднимается на задние лапы, а напротив, прячется в траве, чуть высунув голову. Кроме того, суслики острова Барса-Кельмес сигнализируют о приближающейся опасности лишь в том случае, если кажущийся им опасным объект находится достаточно далеко. Сокращение расстояния приводит к тому, что животное замолкает, а при дальнейшем уменьшении дистанции также молча бежит к норе и прячется в ней. Только один из 36 наблюдаемых нами сусликов спрятался в норе, издав сигнал тревоги. Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что более половины обнаруженных нами кричащими сусликов находились не ближе двадцати метров от входа в нору.

На острове Барса-Кельмес мы изучали поведение сусликов, передавая им через динамик воспроизведенную магнитофонную запись их же сигналов тревоги. Интересно, что при этом только немногие животные приподнимались из травы и смотрели в сторону источника звука. Мало того, они реагировали лишь на самые первые звуки сигнала. В подавляющем же большинстве случаев суслики вообще не обращали внимания на эти магнитофонные записи.

Иные результаты исследований были получены в отношении другого представителя колониальных грызунов открытых пространств - большой песчанки. Так, по наблюдениям московского зоолога А. А. Никольского, реакция зверьков этого вида на воспроизведенные сигналы тревоги была многообразной. Помимо такого же, как и в наших опытах, отсутствия видимой реакции у значительно большей части животных было зарегистрировано изменение поведения. Так, у половины членов колонии чаще всего наблюдалось настораживание; при этом зверьки, как правило, неподвижно стояли на задних лапках, повернувшись в сторону динамика. Около трети животных колонии высовывалось из нор и нередко начинало подавать сигналы тревоги. И обычно всего несколько песчанок пряталось в норе. Находившиеся на отдалении зверьки перебегали от периферии к центру участка, где сосредоточено большинство норовых отверстий колонии. Как правило, все животные реагировали лишь на первые сигналы и, если не обнаруживали источника опасности, то быстро успокаивались. В конце эксперимента, который продолжался в течение семи часов, настораживание животных стало не столь явным, что, по-видимому, объясняется их привыканием к ложным сигналам об опасности, доносившимся с одного и того же места.

Реакция особей большой песчанки на воспроизведение магнитофонной записи их собственного сигнала  тревоги
56. Реакция особей большой песчанки на воспроизведение магнитофонной записи их собственного сигнала тревоги. Воспроизведенный сигнал тревоги у большинства составляющих колонию зверьков (52 процента особей) вызывал настораживание, реже (у 30 процентов зверьков) - выход из норы и совсем редко (у 10 процентов животных) - уход в нору. Если сигнал заставал песчанок вдали от колонии, то они бежали к ее центру (число таких животных составляло 4 процента от численности всей колонии). В единичных случаях (а именно у 4 процентов особей) не отмечено видимой реакции на сигнал тревоги.