Водные млекопитающие

Существует ли у дельфинов возможность к речевым контактам?

За последнее время, вероятно, ни одна группа животных не вызывала у нас с вами такого интереса, как наиболее мелкие представители зубатых китов - дельфины. Вот уже около двадцати лет об этих животных пишутся популярные книги, статьи в журналах, снимаются телевизионные фильмы. В умах людей укоренилось мнение даже о том, что дельфины обладают хорошо развитой речью и что они в состоянии вступить в общение с человеком. Как же возникло такое представление и соответствует ли оно действительности?

Все началось с появления книги Дж. Лилли "Человек и дельфин", которая была переведена на русский язык в 1965 году. Главная мысль ее была четко сформулирована в первых же словах предисловия: "В течение ближайших 10-20 лет человечество наладит связь с представителями других биологических видов, то есть не с людьми, а с какими-то другими существами, возможно, не наземными, скорее всего морскими, но наверняка обладающими высоким уровнем умственного развития или даже интеллектом". Лилли имел в виду бутылконосого дельфина. И хотя книга Лилли была написана в беллетристической форме, многие читатели восприняли ее как научную работу и приняли за чистую монету все те сведения, которые автор приводил и которыми пытался утвердить свою точку зрения о возможности речевого контакта с дельфинами. Однако, несмотря на то, что эта книга содержит много невероятных историй из жизни дельфинов и грешит, по-видимому, даже сознательным искажением фактического материала, надо признать, что она способствовала проявлению бурного исследовательского интереса со стороны ученых разных стран, которые поставили своей целью подтвердить или опровергнуть суждения Лилли. Что же показали проведенные за последнее десятилетие эксперименты?

Дж. Лилли вообще исходил из не подтвержденного наукой предположения, что развитие умственных способностей у животных прямо пропорционально объему их головного мозга. Так как дельфины в среднем имеют даже более крупный головной мозг, чем человек, то, по мнению Лили, потенциально они должны быть по крайней мере не менее его и умственно развиты. Однако антропологические данные не подтверждают этой точки зрения. В частности, установлено, что у слабо развитых в умственном отношении людей вес мозга очень изменчив - от 2400 до 369 граммов. Что же касается умственно одаренных людей, то хорошо известен такой, например, факт: мозг И. С. Тургенева весил 2012 граммов, а мозг Анатоля Франса - всего 1017 граммов.

У крупных млекопитающих поверхность коры покрыта извилинами, то есть состоит из складок, что многократно увеличивает ее площадь. Установлено, что кора головного мозга дельфина имеет больше извилин и, следовательно, большую площадь, чем кора головного мозга человека. Однако и это совсем не означает, что дельфину должна быть присуща более высокая степень высшей нервной деятельности. В самом деле, у слона мозг еще больше - он в два-три раза превышает по весу мозг дельфина, и складчатость его коры тоже гораздо большая. И хотя слон весьма понятливое и сообразительное животное, его умственные способности все же несравнимы с умственными способностями человека. Так что дело здесь не только в величине мозга и в числе извилин.

Головной мозг дельфина
125. Головной мозг дельфина. Огромное количество борозд и извилин на поверхности головного мозга многократно увеличивает площадь его коры.

Советский ученый А. Г. Томилин совершенно не согласен с представлениями Лилли о наличии у дельфинов способности к мышлению. Он считает, что развитие головного мозга у дельфина - явление вторичного, адаптационного, характера. В ходе эволюции при возвращении китообразных к водному образу жизни им приходилось вновь приспосабливаться к весьма сложным условиям среды: обитая в воде и сохраняя легочный тип дыхания, они вынуждены периодически подниматься на поверхность, чтобы сделать вдох-выдох. Чтобы быть конкурентоспособными с аборигенами водных просторов, они были поставлены перед необходимостью точно реагировать на быстрые изменения внешних условий - смену температуры, освещенности и давления: приобрести способность управлять всеми своими движениями - вверх, вниз и по горизонтали, и, наконец, научиться анализировать получаемую в условиях водной среды акустическую информацию, в том числе и эхолокационную. Развитие головного мозга, по мнению Томилина, и позволило дельфинам наилучшим в условиях водной среды образом обеспечить весь этот комплекс адаптации и в первую очередь высокую эффективность работы эхолокационного анализатора.

Нам же, скажем прямо, трудно согласиться с последним тезисом, если вспомнить, что летучие мыши пользуются столь же совершенной эхолокацией, однако их мозг и по объему и по степени развития коры практически не отличается от головного мозга насекомоядных и грызунов, имеющих равный с ними вес тела. Общее же мнение специалистов в настоящее время сводится к тому, что умственные способности дельфина могут быть приравнены к способностям хорошей собаки и не более.

Остается ответить на вопрос, могут ли общаться дельфины между собой и обладают ли они, согласно терминологии Лилли, "сложной речью". На первую часть вопроса можно ответить вполне утвердительно, так как общение - это всегда обмен информацией между живыми существами. Все животные общаются и не только с помощью звуковых сигналов. Запахи, демонстрационное поведение, особые движения - все это элементы общения. Дельфины, несомненно, передают друг другу информацию о некоторых сторонах своего поведения, об общих ситуациях, связанных с состоянием окружающей среды, своем эмоциональном состоянии и другую жизненно важную для них информацию. Что касается второй части вопроса, то по крайней мере до выхода в свет книги Лилли, с общего согласия считалось, что речь присуща только человеку. Речь - это особая форма общения, посредством которой могут быть точно названы предметы, классы предметов и абстрактные идеи. Но вокруг дельфинов нагнеталось столько таинственности, так казалась соблазнительна возможность продемонстрировать их общение между собой на уровне настоящей речи, что попыткам по исследованию этой проблемы не было числа. Некоторые из них очень хорошо и достаточно критически описаны в книге крупного американского специалиста в области биологии морских животных, куратора Флоридского океанариума Ф. Вуда "Морские млекопитающие и человек".