Гон лосей

Костромская лосеферма

По новизне и силе впечатлений картина гона лосей в окрестностях Костромской лосеферме превзошла многое, виденное я самых дальних поездках. Конечно, главное - это возможность наблюдать диких зверей вблизи. Под влиянием ручных лосих дикие рогачи быстро теряют страх перед человеком. В то же время, наиболее сильные самцы не нарушают дистанцию между собой и человеком, не теряя осторожности до конца. Правда, по рассказам Ю. А. Курочкина В. А. Готовцева, был случай, когда такой рогач бросился на людей. Но тогда человек оказался между ним и лосихой, и, кроме того, это был рогач, регулярно посещавший ферму в течение нескольких лет. Чаще подобные случаи бывают с более молодыми зверями, особенно полуручными.

На ферме при нас держали единственного самца. Это был Ермак, лось-двухлеток, которого приходилось держать в загоне: лоси-самцы после полуторалетнего возраста уходят, если им предоставить свободу. Ермак был очень привязан к Ольге Саломасовой, которая выкормила его маленького. Весной и летом он следовал за Ольгой, как собака. Осенью положение изменилось. Днем Ермак реагировал на приход Ольги обычным образом; но вечером его поведение менялось, и заходить к нему в загон становилось небезопасным.

Ермак и Ольга

Интересно, что, поскольку гон лосей мало кому удавалось наблюдать не отрывочно, в описаниях он часто "достраивается" по образцу гона оленей. На самом же деле он имеет с оленьим гоном очень мало общего.

Поведение всех парнокопытных имеет очень много сходных элементов, но их комбинации и картина в целом часто бывают совершенно различными. В нашей литературе верная картина гона лосей описана Е. М. Богомоловой и Ю. А. Курочкиным и другими по наблюдениям на той же Костромской лосеферме. У настоящих оленей во время гона самцы издают на своих участках громкий рев, слышный издалека. Голоса самок более тихие и отрывистые. У лося, наоборот, самка издает далеко слышный стонущий крик, а самец, приближаясь к ней, отрывисто "кряхтит". Кстати, это кряхтенье могут издавать не только рогачи, но и лосихи. Например, очень похожие звуки издают лосихи, когда возвращаются к своему детенышу.

Хотя лось, как и большинство парнокопытных, является полигамом, его полигамия не похожа на оленью. У оленей она основана на территориальности самцов и самок. Группы или стада самок пасутся на определенной территории и обычно на ней же располагаются участки самцов. В результате на участках самцов образуются группировки самок, которые обычно называют гаремами. У лося все иначе. Каждая самка имеет излюбленный район пастьбы. Когда она приходит в состояние течки, за ней начинают следовать самцы. Если вблизи самки происходят встречи самцов, они кончаются либо боем, в результате которого более слабого самца отгоняют от самки, либо последний уступает без боя. В обоих случаях образуется пара, которая существует от одного до нескольких дней, пока не происходит спаривание. Инициатива во всех брачных отношениях принадлежит лосихе. Гигант-самец - деликатнейший кавалер! Он никогда не подходит к лежащей лосихе, а когда в густых сумерках видишь медленно приближающегося к самке рогача, кажется, что он ступает на носках, как балерина. Приближаясь к лосихе или нюхая ее следы, самец подергивает головой и при этом хлопает высунутым языком по ноздрям.

Я часто вспоминаю слова из книги Л. Крайслер: "Природа без животных мертва!" Осень под Костромой красива особой сдержанной красотой, в ней нет той яркости, которая характерна для Подмосковья. Под Костромой нет кленов, которые так ярко и многообразно расцвечивают все ярусы леса. Основной фон здесь создают березы которые тоже отличаются от подмосковных. Их листва осенью не яркая, но очень чистого цвета, как и все вокруг. Огромные поля, луга, холмы и перелески, в воздухе спокойствие и чистота. Гон лосей необыкновенно естественно вписывается в эту картину и, не меняя ее, как будто полностью преображает и наполняет напряженной жизнью. Также преображает весенний лес глухариный ток. Для меня эти два явления по ощущению очень близки. Лось и глухарь - два великана наших лесов. Совершенно одинаковое волнение охватывает, когда в темноте леса слышишь тэканье глухаря или кряхтенье лося-самца. Эти звуки какими-то глубинными корнями связаны с лесом. Когда слышишь их, кажется, что только тогда и начинаешь чувствовать дыхание леса, идущее из глубины времен.

Костромская лосеферма