Бурундуки

Запасание корма

О запасании корма надо рассказать отдельно. У бурундука существуют разные формы запасания, при которых зверьки по-разному относятся друг к другу. Я уже упоминал о том, что молодые зверьки, впервые выходя из гнезда, уже носят корм в защечных мешках. Наполнение защечных мешков - это уже форма запасания пищи. Другая форма запасания - устройство "тайников". Наполнив защечные мешки, зверек долго и тщательно выбирает место. Затем он роет в подстилке ямку, погружая в нее голову и грудь, а иногда и уходя в нее целиком. В этой ямке он оставляет содержимое защечных мешков. Затем, выбравшись из нее, он изящными движениями передних лапок ловко закрывает свой тайник. Вся серия операций выглядит работой умелого мастера своего дела. Но в вольере иногда можно видеть, как всю эту серию движений бурундук делает там, где закапывать некуда. Присев на твердый цемент пола или на доски, он их "роет", затем на голую поверхность пола выкладывает содержимое защечных мешков, широко раскрывая рот и как-то судорожно двигая челюстями, и, наконец, он "закапывает" тайник, помахивая над ним в воздухе передними лапками. Последнее выглядит так, как будто зверек производит какие-то магические манипуляции. Каждую новую порцию корма бурундук закапывает на другом месте.

Бурундук устраивает тайник

Тайники не охраняются. Хозяин никогда не нападает на похитителя, раскапывающего только что зарытую порцию корма. Если хозяин еще не закрыл до конца тайник, ему не нравятся попытки другого зверька его разграбить. Но даже в этом случае он не нападает на грабителя. Самое большее - он теснит нахала плечом и поспешно собирает корм обратно в защечные мешки. Иногда он просто продолжает свое дело, и зверек-грабитель, подражая ему, начинает вместе с ним закрывать тайник. Такие запасы-тайники делают кормящие самки вокруг своих гнезд, а с середины лета - все зверьки. По-видимому, массовое устройство тайников связано с урожаем основных кормов.

К концу лета начинается запасание кормов в особых кладовых. Это уже зимние запасы, и относятся к ним зверьки совсем иначе. Зверек таскает корм или в свой домик, где складывает его под гнездом, или в соседний. Во втором случае бурундук переносит свое гнездо в домик-кладовую перед тем, как залечь в спячку, и пристраивает его поверх запасов. Запасы в домике хозяин тщательно охраняет. Но его агрессивность проявляется только при нарушении границ участка другим зверьком. Начав запасать корм в домиках, бурундуки не прекращают устраивать и тайники. Мы не раз видели, как зверек, принесший четыре-пять раз корм в домик, неся к нему следующую порцию, вдруг сворачивает со своего пути, ищет место и, наконец, закапывает корм в тайник. При этом зверек, которого он только что гонял от домика, спокойно приближается к хозяину тайника и даже раскапывает тайник или пытается отобрать корм у хозяина.

Бурундук собирает листья для гнезда

Однажды в конце лета у меня жили в вольере три молодых зверька: два самца и самочка. Мать от них пришлось отсадить, так как она стала очень агрессивной. В начале августа один самец (у него была ранка на хвосте, и мы назвали его Рваный хвост) начал запасать корм в домике. В вольере были три домика - по числу зверьков. Однако Рваный хвост занял все три: в одном он спал, в другом складывал запасы, а к третьему просто не подпускал ни брата, ни сестру, хотя домик оставался пустым. За пределами охраняемой зоны Рваный хвост не трогал своих собратьев, но, нападая на них вблизи домов, гонял по всему вольеру. Когда он был занят запасанием, у него даже менялась походка, становясь напряженной и порывистой, а хвост был приподнят и распушен, как ламповый ершик. Набив мешки, он бежал к своей кладовой. Немного не добежав, замирал, приподняв лапку и вытянув мордочку, как легавая собака, делающая стойку на дичь. Если нарушителей он не обнаруживал, он нес свои запасы в домик и там складывал. Выйдя, он тщательно умывался и после небольшой паузы отправлялся за новой порцией. Гонять живших с ним зверьков ему приходилось часто. Вечером Рваный хвост первым отправлялся спать. Второй самец и самка уходили позже. Самка отправлялась в пустой домик и прежде, чем устроиться спать, минуты две возилась там и страшным голосом рычала. Что же касается второго самца, он нашел какой-то кармашек в сетке под потолком вольера и спокойно спал там. При этом он отнюдь не выглядел угнетенным и часто тревожил хозяина кладовой возле его запасов.

Прошла неделя. И вот утром седьмого авгуоа второй самец вступил в решительный бой с Рваным хвостом. Он отбил у него два домика из трех, в одном устроил гнездо, в другом - кладовую. Рваному хвосту он оставил только его "спальню". Рваный хвост был ошеломлен этим натиском. Он по-прежнему гнал второго самца от своего дома, но стоило погоне перейти на территорию последнего, как тот поворачивался и бросался на преследователя. Погоня направлялась в обратную сторону, и роли у зверьков менялись. После двух-трех таких перемен бурундуки расходились по своим домикам. Вскоре Рваный хвост стал очень ненадолго показываться из своего убежища, и только стрекотал оттуда, когда к нему кто-то приближался. Такое стрекотание всегда останавливало пытавшегося залезть в домик бурундука. Для самки пришлось добавить еще один домик, который я повесил подальше от первых трех. Таким образом, все три бурундука заимели свои охраняемые зоны. В вольере создалась маленькая модель естественных территориальных отношений зверьков.

В вольерах всегда в более выгодном положении оказывались бурундуки, приступавшие к запасанию корма позже. Дело, видимо, в том, что охрана гнезда и запасов в вольерах сильно утомляет зверьков: слишком часто они встречаются друг с другом, слишком часто хозяевам приходится прогонять нарушителей. Нарушители при этом "не унывают", а для хозяев - это очень большое напряжение. За неделю охраны своих запасов они теряют в весе до 20 граммов, т. е. пятую часть! Интенсивность запасания и охраны имеет большие индивидуальные различия.

Три раза мы воспитывали детенышей, отделяя их от семьи и не давая им общаться с, другими бурундуками. Двое из этих зверьков осенью стали активными запасателями. Интересно, что, привыкнув общаться только с человеком, точнее с человеческой рукой, они охраняли свои запасы именно от руки! Стоило открыть клетку, чтобы покормить зверька, как он выскакивал и с остервенением бросался на руку, нанося чувствительные множественные укусы. От руки приходилось отрывать его силой.

Итак, запасы в тайниках и запасы в кладовых имеют для бурундуков разный смысл. Первые нужны для того, чтобы поскорее спрятать созревший массовый корм от других животных. Эти запасы могут использовать разные бурундуки, а не только их хозяева, и поэтому их можно назвать "общественными". Вторые же строго индивидуальны и охраняются.