Джейраны

Детеныши джейрана

Мне не пришлось бывать в питомнике в другие сезоны, в частности, во время рождения детенышей. Но я не раз видел маленьких джейранов в прежние годы в Северных Кызылкумах.

Первые дни детеныш лежит, затаившись под кустом, а то и на ровном месте, а мать пасется невдалеке. Чаще всего у самки бывает два детеныша, и они затаиваются недалеко друг от друга, но не вместе.

детеныш джейрана

Мать, заметив опасность, первым делом старается выяснить ее характер. Если сесть на землю и не двигаться, она нередко сама начинает приближаться длинными зигзагами, пристально присматриваясь и насторожив уши. Иногда она двигается резкими прыжками, звучно ударяя по земле всеми копытами одновременно. Видимо, так она подает сигнал затаившимся детенышам.

Мать джейрана

В питомнике одна из взрослых самок, когда-то выкормленная людьми из соски, но уже долго жившая на свободе, сломала ногу. Ей наложили повязку и взяли в дом, в то самое помещение, где она жила будучи детенышем. Интересно, что там она при испуге не шарахалась в сторону, а затаивалась, свернувшись точно так же, как детеныш.

Как я уже говорил, джейраны редко образуют большие стада. Мне не приходилось видеть одновременно более пятидесяти животных: такие стада я видел, например, в Бадхызском заповеднике в середине зимы. Обычно же встречаешь одиночных животных и небольшие группы. Летом самка чаще всего ходит со своими детенышами. Часто две-три самки с молодыми образуют одно стадо. Меня не раз поражало, как такое стадо мгновенно реагирует на опасность. Только что все животные паслись, и вдруг они срываются с места и бегут. Они это делают настолько одновременно, что и не всегда можно понять, какое животное подняло тревогу первым. Наблюдения в питомнике немного помогли мне это понять. Джейраны, жившие в вольерах, привыкли к присутствию человека, подходили близко, а некоторые брали корм прямо из рук. Тем не менее, любой резкий звук или движение обращали их в бегство. При этом некоторые животные издавали короткий шипящий свист. Это было несколько похоже на свист горных копытных Кавказа. Но если в горах звук этот слышен далеко, то в пустыне, где все время ветер, этот звук, видимо, слышен лишь вблизи, при общении животных внутри стада.

Бегущее стадо джейранов разительно непохоже на сайгачье. В отличие от сайгаков, джейраны на бегу высоко держат голову и поднимают хвост. Хвост у джейрана длинный и черный. По-казахски джейран и называется "каракуйрюк", что значит "черный хвост". Бежит джейран четким галопом, а не "катится", как сайгак. Правда, в скорости бега он заметно уступает сайгаку. В Северных Кызылкумах нам приходилось встречать стада сайгаков и джейранов в одних и тех же местах. По манере бега животных легко отличать даже тогда, когда они очень далеко и рассмотреть их невозможно.

Там, где встречаются джейраны, можно всюду видеть их помет и следы. Аккуратненькие кучки помета и изящные сердцевидные следы оживляют ландшафт пустыни так же, как и сами животные.

Следы и помет джейрана

Джейраны очень неприхотливы в отношении водопоев. Они могут пить воду, сильно насыщенную солью. В Кызылкумах я видел озера, из которых пили джейраны. Если в эту воду опустить руку, то она, высохнув, становилась белой от соли. Они охотно пьют также и морскую воду. Осенью 1962 года я побывал на восточном берегу Аральского моря, в районе соленого озера Капшик-Куль. В то время количество джейранов в Кызылкумах уже сильно сократилось. Но в этих местах из-за их трудной доступности, джейранов было много. Высокие песчаные гряды чередовались с солончаками и солеными озерами. Берег моря тоже был причудливо изрезан - море здесь "вливалось" в ландшафт крупногрядовых песков. Вечером местность оживала. То тут, то там одиночные джейраны и небольшие стада тянулись по узким береговым песчаным косам. Мне не пришлось больше бывать в этих местах. Сейчас и море далеко ушло оттуда. Вряд ли случайно уцелевший тогда естественный заповедник джейранов сохранился до наших дней, как и многие прекрасные уголки, исчезнувшие с обмелением Арала.

джейраны бегут