На Чукотке

Встречи с белым медведем

Но самое сильное впечатление летом 1987 года я получил все же не на лежбище моржей; в этом году впервые в жизни мне удалось встретить в природе белых медведей. Таких встреч было две, и каждая из них была достаточно волнующей. Первый раз это произошло у мыса Верблюжьего на побережье Берингова моря в начале августа.

Поздним вечером я возвращался к "балку", где базировалась наша экспедиция. Было около 9 часов вечера, стоял довольно густой туман. Я шел вдоль самой кромки воды; побережье просматривалось метров на 200 вперед, но поскольку домик, где мы тогда жили, стоял у самого берега, заблудиться я не боялся, так что туман меня не смущал. Я знал, что километрах в двух от нашего "балка" на берегу лежала выброшенная из моря туша некрупного кита, и когда в тумане смутно показались ее очертания, я обрадовался - идти оставалось уже немного. Внезапно сквозь туман и залитые мелким дождем стекла очков я увидел, как от туши кита отделилась светлая тень и двинулась в сторону моря. Я поднес к глазам бинокль и увидел уже входящего в воду белого медведя. Три черные точки - глаза и нос - были видны предельно четко, ошибиться было невозможно. Зверь посмотрел на меня и спокойно поплыл от берега, растворившись в тумане. Все произошло мгновенно, в какие-то считанные секунды, и когда я осознал происшедшее, медведя уже не было видно. Да и был ли он, не почудилось ли мне все это? Поверьте, чувства страха, как мы его обычно понимаем, я не испытал (а ходил я всегда безоружным), но и подойти к туше кита, посмотреть, были ли там следы, я тоже не мог. Обойдя кита, я пошел дальше, все время оглядываясь, не видно ли сзади медведя. И только отойдя метров на 500, я, насколько это было возможно, успокоился, и чувство волнения уступило место чувству радости - ведь я действительно увидел белого медведя! На следующее утро знакомый охотник-чукча подтвердил, что около туши кита он действительно видел следы медведя...

Белый медведь у туши серого кита

Второй раз я видел белого медведя в Инчоуне. Инчоун - поселок маленький, и любое из ряда вон выходящее событие привлекает внимание многих его жителей. Однажды утром в конце августа на берегу толпился народ. Я поинтересовался, в чем дело. Выяснилось, что все смотрят, как в море плавает медведь. Но сколько я ни всматривался в волны, увидеть ничего не мог - нужен определенный навык, чтобы в прибрежных волнах увидеть голову плывущего зверя. Ничего не разглядев, я медленно пошел вдоль берега, в ту сторону, куда смотрели люди, и уже выйдя на край поселка, вдруг увидел молодого медведя. Видимо, он только что вышел на берег, и теперь спокойно обследовал галечный пляж, обнюхивая валявшиеся там старые кости моржей. Происходило это фактически на территории поселка. С небольшого возвышения трое чукчей рассматривали зверя в бинокли, и сделав небольшой крюк, я присоединился к ним. Медведь походил по берегу, попробовал на зуб несколько костей, затем он вошел в воду и поплыл прямо от берега, на север, кто знает, куда. Море до самого горизонта было свободно ото льда, и с нашего возвышения еще долго было видно, как среди волн время от времени мелькала его голова.

Больше всего в этом эпизоде меня поразило абсолютное спокойствие зверя. Нас, он, безусловно, видел (не говоря уже о том, что это вообще было на краю поселка), но никаких признаков ни тревоги, ни намеков на агрессивность в его поведении не было. Мы его, видимо, совершенно не интересовали.

Как рассказывают местные жители, подобные "визиты" белых медведей в поселки зимой - обычное дело, но летом такое бывает нечасто. Видимо, причины летних встреч медведей на берегу (а две такие встречи за месяц - это не мало!) в 1987 году были связаны с особенностями ледовой обстановки. Как я уже говорил, лед в этом сезоне до самого конца августа подходил к берегам моря вплотную, и медведи, проводящие лето в области распространения арктических льдов, также держались недалеко от суши, что давало им возможность чаще выходить на берег.

Несмотря на то что в 1987 году экспедиция работала на берегу, мы регулярно видели и серых китов. Я уже говорил, что кормятся эти киты на мелководьях, но только наблюдая за ними с берега, можно было оценить, насколько близко к берегу они иногда подплывают. Часто казалось, что кормившиеся у самого берега киты вот-вот должны были "сесть на мель", но они, конечно, хорошо чувствуют тот предел возможного приближения к берегу, который они могут себе позволить, не рискуя "обсохнуть" (не берусь, однако, судить о хорошо известных и не вполне объяснимых до сих пор случаях произвольного выбрасывания китов на сушу).

В литературе по серым китам неоднократно отмечалось, что эти животные иногда заплывают на самые мелководья, особенно вблизи устья рек, и буквально "катаются" по дну, стремясь очиститься от "китовых вшей" и других рачков, обрастающих их туши, но нам такого увидеть не пришлось ни разу.